Излечение 20 летнего панического расстройства.

Пациенткой была женщина 38 лет. Ее паническое расстройство возникло в возрасте около 18 лет. Приступы паники возникали внезапно, как казалось самой пациентке, без видимых причин. После одного или нескольких приступов, следовавших в течение нескольких дней, у пациентки пропадал аппетит, исчезало желание что-либо делать, и приходилось пить антидепрессанты, чтобы самочувствие постепенно, иногда в течение месяца, приходило в норму.

 

Паническое расстройство началось у пациентки в тот период жизни, когда она еще жила в семье своих родителей. У ее матери был тяжелый характер: она часто ругала пациентку и била ее. Много раз пациентка пыталась заслужить ее расположение и похвалу, но как она ни старалась, мать никогда не была ей довольна.

 

 Пациентка  рано вышла замуж и переехала жить к мужу. Отношения с мужем были хорошие, но жить пришлось вместе с его матерью. Пациентка относилась к свекрови так же, как к своей матери. Свекровь относилась к ней так же, как ее мать. Годы, прожитые со свекровью, сопровождались периодическими приступами паники. В конце концов, психиатр, который лечил пациентку антидепрессантами, посоветовал ей разъехаться со свекровью. Муж согласился, они переехали, и в самочувствии пациентки возникло улучшение.

 

Шло время.  В семье появилось уже две дочери. Приступы паники не повторялись, и у пациентки потихоньку появлялась уверенность в том, что ее мучения закончились. И вдруг произошло обострение. Ему  предшествовал ряд обстоятельств. Пациентка случайно, незапланированно забеременела. Она решила поговорить об этом с мужем. У мужа в этот момент был финансовый кризис. Когда пациентка сообщила мужу о незапланированной беременности и предложила родить третьего, муж ответил: «Знаешь... не надо третьего. Реши как-нибудь сама этот вопрос». После разговора вскоре возникли приступы паники, которые продолжались всю неделю. Потом произошел выкидыш, а далее – опять потеря аппетита, депрессивное самочувствие и лечение антидепрессантами.

 

И вот с такой историей пациентка пришла ко мне на психотерапию. С самого начала нашей работы я стал проводить ей сеансы эриксоновского гипноза. После трех – четырех сеансов пациентка сообщила, что приступы паники «пытаются» возникнуть, но как будто блокируются на полдороге. Таким образом, сеансы стали тормозить симптоматику, но, поскольку приступы все-таки норовили возникнуть, было очевидно, что их причина еще не проработана. Сначала было очень сложно разобраться в нагромождении фактов, переживаний. Во время восьмого сеанса я спросил пациентку, что означали для нее те слова, которые ей сказал муж во время разговора о ее беременности. Пациентка ответила: «Я не входила в его жизненные планы»

 

. И я подумал, что через всю ее жизнь проходит тема отвержения. Сначала ее отвергала мать, когда она пыталась заслужить материнскую любовь; потом то же самое происходило со свекровью, к которой она относилась как к матери; потом, когда она обратилась за участием и поддержкой к мужу, ее отверг муж.

Переживание отвержения со стороны значимых близких людей и было причиной панических атак, но пациентка не осознавала этого. Далее

последовал гипнотический сеанс, наводненный ассоциациями с темойотвержения. Впоследствии, пациентка нарисовала образ, возникший во

время сеанса: она – маленькая девочка у школьной доски, во весь размер которой нарисована огромная буква «М». Справа, поодаль, в маленьком кружочке  - буква «я». Комментируя рисунок, пациентка рассказывала:

«Вы (то есть психотерапевт) говорите мне: сотрите эту букву. А у меня такой ужас, и я думаю: как же я ее сотру, она же такая большая!».

После  сеанса мы сделали перерыв на месяц. Весь этот месяц пациентка чувствовала себя хорошо. Создавалось впечатление, что  в ней происходит

акая-то важная внутренняя работа. В конце месяца опять стало появляться какое-то беспокойство.

И мы провели еще один сеанс. Во время этого сеанса я, полагая, что у пациентки уже есть подсознательная психологическая готовность,сообщил ей, что причиной ее панических атак является переживание отвержения со стороны близких людей. Я привел ей примеры из ее жизни.И пациентка испытала психологический шок и впала в транс.Через некоторое время она сказала, что у нее «сложился пазл». Больше панических атак у нее не возникало.

 

Эта история произошла в 2008 году. С тех пор пациентка неоднократно общалась со своей матерью, однако панических атак у нее больше никогда не возникало. В тексте приведен подлинный рисунок пациентки, сделанный ей после гипнотического сеанса.

© А.Н. Иванчинов-Маринский 2014.

  • Facebook Classic
  • Twitter Classic
  • Google Classic
  • RSS Classic